История храма и чудотворной иконы Девы Марии Коденской неразрывно связаны с родом Сапегов, хотя начинается она намного раньше…

Как возникла икона Григорианской Богоматери, рассказывает легенда, которая берёт своё начало ещё во времена апостолов. Согласно завещанию Христа Мария стала матерью христиан и участвовала в жизни общины последователей Иисуса до момента своего Вознесения. Одним из учеников Христа, которому приписывается авторство изображения Богоматери, был св. евангелист Лука. Считается, что он вырезал по дереву её скульптуру, которая в первые века христианства попала в Константинополь, его восточную столицу. Именно там перед этой фигурой молился представитель Папы Римского на императорском дворе, бенедиктинский монах Григорий Аниций. Когда он стал преемником Святого Петра, то уже в качестве Папы Григория I привёз фигуру Богоматери в Рим.

В VI веке в Риме пребывал епископ Леандр Севильский, который знал Григория Великого ещё со времён, когда тот последний был нунцием (дипломатическим представителем Папы) в Константинополе. Набожность и забота о правоверности испанского народа склонили Леандра обратиться с просьбой к Папе Григорию, чтобы тот позволил епископу забрать фигуру Григорианской Богоматери с собой в Испанию. Нетрудно представить себе боль разлуки Григория с любимой фигурой. После долгих уговоров Леандра Папа постановил отдать ему скульптуру, позаботившись однако о выполнении копии бенедиктинским монахом Августином Кентерберийским, великим миссионером Британских островов и основателем архиепископства в Кентербери. Монах, наделённый талантом художника, написал икону Девы Марии с фигуры, которая должна была отправиться в испанский город Гуадалупе. Икона находилась в Папском доме в Риме вплоть до XVII века.

Четвёртый владелец Кодня, королевский дворянин Николай Пий («Набожный») Сапега, в 1629 году начинает строить каменный храм на рыночной площади города, недалеко от деревянного приходского костёла св. Анны. Во время работ он тяжело заболел, а последствиями болезни, по свидетельствам, явились частичный паралич и полное безразличие ко всей окружающей жизни… Строительство храма было прервано. Благодаря уговорам жены Николай решил совершить паломничество в Рим, чтобы попросить Бога о даровании здоровья. Наследник Кодня, который в молодости учился в западных университетах и хорошо знал Вечный Город, охотно согласился ехать туда, несмотря на трудности, связанные с путешествием: и без того нелёгкую дорогу дополнительно осложнял почти полный паралич Николая.

По прибытии свиты в Рим, Сапега, будучи приглашённым на аудиенцию к Папе Урбану VIII, принял участие в мессе, которую служили в личной часовне Папы. Именно там Николай Сапега впервые увидел изображение Девы Марии Григорианской или Гуадалупской. Евхаристии, которую отслуживал Урбан VIII перед той иконой, суждено было полностью изменить жизнь польского паломника: Николаю Сапеге было даровано полное выздоровление. Можно только представить себе радость и благодарность, которые переполнили его сердце. Возникло у него непреодолимое желание забрать с собой в Кодень чудотворное изображение и поместить в строящемся костёле. Наверняка Николай обратился к Папе с просьбой подарить ему икону. Последующие события позволяют однако заключить, что просьба была отклонена. Николай Сапега прибегает к святотатству, которое свидетельствует о его безграничной любви к Григорианской Богоматери: обманом выкрадывает икону и в тайне вывозит её в Кодень.

Вслед за Николаем отправляется погоня с целью задержания дерзкого паломника. Наследник Кодня был однако изысканным стратегом, который, предугадав шаги Папы, направил погоню по ложному следу. Николай Сапега прибывает в Кодень с изображением Марии 15 сентября 1631 года. Поскольку строительство костёла не было закончено, икону Богоматери поместили в замке в часовне Св. Духа. Сапегу в конце концов достиг гнев Урбана VIII, который наказал святотатство отлучением от церкви. Начиная с того момента Сапега не мог принимать участия в таинствах, переступать порог всякого храма и быть похороненным в освящённой земле.

Отлучение от церкви это наказание, целью которого является направить грешника на правильный путь. В 1636 году Сапега совершает очередное паломничество в Рим, чтобы раскаяться перед Папой и снять с себя его анафему. Возникает вопрос, что склонило Папу к принятию паломника. Нельзя исключить, что ответом на него является участие Сапеги во внеочередном сейме в 1635 году, во время которого обсуждался вопрос планируемого бракосочетания короля Польши Владислава IV Вазы и племянницы английского короля Карла I Елизаветы. По свидетельствам Сапега выразил свой протест по этому вопросу, усматривая в этом браке возможность распространения влияний Реформации, поскольку принцесса была лютеранкой… В деле, касающимся снятия наказания с Сапеги, принимал участие папский нунций в Польше архиепископ Гонорат Висконти. Свидетельства того времени гласят, что Папа Урбан VIII наказание упразднил, а икону подарил Сапеге. В XX веке в художественной форме историю эту описала Зофья Коссак в своём романе “Błogosławiona wina” («Благословенная вина»).

Девятый наследник Кодня Ян Фредерик Сапега обратился к Ватикану с просьбой о папской коронации иконы Девы Марии Коденской. Просьба была выполнена, и икона – коронована в 1723 году, что было третьим такого рода событием на территории старой Польши.

После разделов Польши царь расправился с Коднем за то, что его жители принимали участие в Январском восстании 1863-64 гг. В 1864 году в Кодне имела место схватка, в которой царский отряд был разгромлен. Кодень утерял статус города (городские права), католические приходы в нём были ликвидированы, католические священники (ксендзы) – изгнаны, жители – обложены высокой данью, которую они должны были платить царской армии, а в школах и учреждениях – введён русский язык. Икону Коденской Богоматери захватчик вывез в Ченстохову, где он и пребывал 52 года в часовне Сердца Иисуса в храме (базилике) на Ясной Горе.

После возрождения епархии в Седльцах епископ Генрик Пшезьдзецки предложил Миссионерам Облатам Непорочной Марии окружить духовной заботой приход и святое место в Кодне. Монахи прибыли в Кодень в 1927 году и сразу же приступили к подготовке костёла св. Анны к принятию иконы Коденской Богоматери, которая вернулась из изгнания 3 сентября 1927 года и пребывает с нами по сей день.